Непростой заказ
Почему участие в госзаказе может закончиться реальным сроком и как избежать уголовного преследования.
Самым крупным и состоятельным покупателем товаров и услуг в России стало государство. По данным Министерства финансов Российской Федерации только за девять месяцев прошлого года госзаказчики заключили более 3,3 млн контрактов более чем на 10,1 трлн рублей, что соответственно на 12% и на 11% больше аналогичного показателя прошлого года. Такие данные приводятся в статистике сайта ЕИС в сфере закупок (ведет Казначейство РФ). Вместе с тем, ужесточается контроль за расходованием средств. Эксперты прогнозируют рост числа уголовных дел, возбужденных в отношении руководителей компаний-поставщиков.
Привлекательный и опасный рынок
Статистика показывает, что работа частных компаний «на государство» выгодна и все больше фирм рассматривают возможность участия в тендерах и аукционах или уже имеют опыт продаж государственным структурам или госкорпорациям. При этом руководителям коммерческих структур важно понимать, что конфликт с заказчиком может перерасти в уголовное дело и реальный срок, даже если у топ-менеджмента поставщика отсутствовал умысел.

Основной «рабочей» статьей для предпринимателей, участвующих в государственных закупках является статья 159 Уголовного кодекса «Мошенничество». В 2022 году возбуждено более 1 тыс. уголовных дел в сфере госзаказа. Статистики за 2023 год пока нет, но с высокой долей вероятности показатель будет выше.
При этом, суды отправляют предпринимателей в СИЗО так как следствие расценивает нарушения при госзакупках – как общеуголовное деяние, а не специальный «предпринимательский» состав, который смягчает меру пресечения.

Предприниматели лишаются специальных мер защиты в процессе, введенных с целью оградить компании от ликвидации, сотрудников от потери рабочих мест, а бюджет – от снижения налоговых преступлений.
Прошлой осенью законодатели выступили с инициативой выделить «специальные составы мошенничества (ст. 159 Уголовного кодекса, УК) в связи с возмещением НДС, а также с исполнением государственного контракта.
Вопрос был поднят руководителем экспертного центра «Деловой России» по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов Екатериной Авдеевой. Проект изменения законодательства был направлен в Администрацию Президента и пока не рассматривался Госдумой, поэтому предпринимателям приходится быть особенно внимательными в работе «на государство».
Зоны риска
«У нас есть два закона ФЗ 44 и ФЗ 223. Они большие. Но с точки зрения уголовного права там написано очень мало, - рассказывает управляющий партнер адвокатского бюро МКМ Геннадий Кузьмин. - Этих пробелы дают широкие возможности преследования предпринимателей со стороны правоохранительных органов. Уголовная ответственность как раз возникает, когда заказчик выходит вместе с поставщиком за рамки договора и не заключает дополнительное соглашение или заключает документ, который неправомерен с точки зрения закона».
К слову, перегруженность и наличие пробелов в контрактном законодательстве признают законодатели. Ещё в 2019 году вопрос о необходимости скорректировать многие положения говорила Председатель Совета Федерации В. И. Матвиенко.
А в феврале 2023 году вообще предлагали приостановить контрактную систему.
Основные претензии, которые возникают к исполнителю по государственному контракту, как правило сконцентрированы в трех ключевых точках, рассказывает Геннадий Кузьмин. Эксперт упоминает качество и объем выполненных работ, качество и количество использованных материалов или товаров и неправильное документальное закрытие сделки.
И если с объемом и качеством поставленных материалов все более-менее понятно, здесь по словам экспертов важно контролировать их качество и цену, привлекая независимую оценку.

С выполнением работ все сложнее. Банальное разгильдяйство или непрофессионализм сотрудников могут привести директора компании на тюремные нары.
Собственнику или директору компании нужно максимально наладить систему внутреннего управленческого контроля за исполнением госконтракта в компании. Это могут быть письменные поручения, протоколы, распределение ответственности исполнителей по подразделениям, визирование, контроль за исполнением отдельных этапов и сроков, говорит Геннадий Кузьмин. Такие документы зафиксируют отсутствие умысла со стороны руководителя и помогут снизить риск уголовного преследования.
Особенно тщательно необходимо отнестись к завершению сделки.
«В моей практике был случай поставки оборудования, который закончился реальным сроком представителей заказчика. Компания должна была поставить определенные приборы американской компании или их аналоги. В это время были введены санкции, поэтому продавец поставил китайские устройства, которые были объективно лучше, но дешевле. Согласование замены было произведено устно. При этом в акте принятых работ фигурировала электроника американской фирмы, потому что в проектно-сметной документации были указаны именно они. Контрольно –ревизионные органы посчитали это нарушением, информация была передана в правоохранительные органы. Руководители УФСИН отправились в места лишения. Ведомство выступало заказчиком по договору. Невиновность директора фирмы-поставщика удалось доказать.»
Эксперт настаивает на том, что предпринимателям нужно максимально внимательно относиться к документообороту по госконтрактам, фиксировать договоренности письменно, как этого и требует закон и ни в коем случае не подписывать акты, в которых содержатся искаженные данные.
«Важно оценивать все риски заранее и вести работу по их минимизации, - утверждает Геннадий Кузьмин, - и в этом могут помочь команды привлеченных адвокатов».
Юридические отделы компаний в этом вопросе могут быть не слишком эффективны, утверждает спикер, ведь они зависимы от мнения руководителей или собственников. Максимальный эффект дает альтернативный, всесторонний и независимый взгляд на возможность возникновения.
Служба заботы о клиентах
Ежедневно с 9:00 до 21:00 по МСК
Наши каналы:
© 2009–2024, ООО «МКМ». При использовании материалов гиперссылка
ИНН 7710718303, ОГРН 1087746642774. 109544, г. Москва, ул. Плющиха, дом 10.